История женщины, пострадавшей от домашнего насилия
«Он тушил о детей сигареты»
«Бьет, значит любит» - наверное, каждый из вас слышал это выражение: у одних оно вызывает улыбку, у других боль. В этом материале – история женщины, пострадавшей от мужа-тирана, удручающая статистика и информация о центрах помощи жертвам домашнего насилия.
57,5%
15- 64
женщин в Молдове в возрасте от
подвергались домашнему насилию.


хотя бы раз


Карина (имя изменено) вышла замуж за любимого человека в 2015 году. Через год после свадьбы поведение супруга изменилось кардинально. Регулярные побои и агрессивное поведение стали неотъемлемой частью жизни молодой женщины.
«Когда мы познакомились все было нормально. Я переехала к нему в Комрат. Он не проявлял никаких отрицательных качеств: к нам часто приходили его родственники, мы хорошо жили, словом – золотая семья! Через год после свадьбы началось систематическое насилие: психологическое, физическое и экономическое. Временами муж становился невыносимым:

он сильно бил меня и детей.


Будучи трезвым, он тушил о детей сигареты.»

Женщина делилась страшными подробностями своей семейной жизни с близкими, но они игнорировали ее просьбы о помощи.
«Я говорила своим родственникам, но они все от меня отвернулись. Даже намекала нанашке, что муж меня бьет. Единственное, что она сказала – «Терпи».
«У меня 2 детей, и когда дети болели, для меня это был праздник, потому что нас отправляли в больницу. Конечно, было видно, что мы побитые, что у меня и у деток синяки. Меня стали спрашивать, откуда и что. Ну я и рассказала врачу, а он оказывается был каким-то дальним родственником мужа. Ну, соответственно, после этого, я получила потом от него очень сильно.»
По данным Promo-LEX, каждый год в Молдове не менее 50 женщин погибает в результате домашнего насилия.


Карина понимала, что побои могут завершиться трагически для неё и детей, поэтому стала искать специализированные центры, которые помогают женщинам, попавшим в схожую ситуацию. Поиски продолжались 4 года.
«Я звонила во все центры, которые находила. Практически везде мне отказывали: у вас двое маленьких детей, у нас нет памперсов, подождите, пока они подрастут, у нас нет мест и условий. Тогда я просто вбила в поисковик «центры помощи женщинам, пострадавшим от насилия» и мне попали в рекомендации центры из Москвы. Я начала писать им. Они и дали мне номер центра помощи жертвам в Комрате.»
Но даже вырваться из дома и попасть в центр оказалось для мамы с детьми большой проблемой.
Карина, как и другие женщины, нуждающиеся в защите, стала бенефициаром Центра по выявлению и поддержке жертв насилия в семье мун. Комрат.
«Я попала в центр 19 февраля 2020 года. Нас сразу забрали. Он не хотел меня никуда выпускать, и мы как были с детьми в домашней одежде, так и вышли. Больше ничего с собой не взяли. Нас очень хорошо приняли, как дома. Предоставили и еду, и одежду. Дети вначале были очень запуганные. Когда они видели чей-то мужской силуэт, начинали плакать, потому что боялись, что это папа. Нам оказали психологическую и юридическую помощь.»
Кроме центра в Комрате, есть еще центр с дневным посещением в Вулканештах. Там также работают психолог, социальный работник, юрист, директор и технический персонал.
«Мы предоставляем жилье, у нас есть офис в селе, поэтому на летний период мы размещаем жертв и там. Если у кого-то нет документов – может, вообще не было, может, когда уходили от агрессора, он запретил их брать, мы также с этим помогаем. Мы информируем жертв об их правах - не только женщин, но и детей.

Помимо этого, у нас есть медицинский работник, который при необходимости советует обратиться в соответствующие медучреждения. Также мы сопровождаем жертв, потому что это связано с их безопасностью, и оказываем необходимую психологическую помощь.
Наш социальный работник предоставляет большой спектр услуг: мы составляем индивидуальный план работы с бенефициаром и смотрим, в чем именно он нуждается. Все абсолютно бесплатно.» - Антонина Волкова, и.о. директора Центра по выявлению и поддержке жертв насилия в семье мун. Комрат.
«Помимо этого, сейчас мы начали внедрять новую услугу - экологическую. Что это такое? Это нужно для психологической реабилитации жертв. Там есть социальный огород и площадка, где дети могут играть. Это хорошо влияет на жертв: на реализацию, релаксацию и социальную адаптацию.»
Центры функционируют с декабря 2019 года. По словам Антонины Волковой, они планировали за 2 года оказать помощь 200 женщинам. Однако за этот период к ним обратилось в 3 раза больше жертв домашнего насилия.

Сколько человек обратилось в Центры помощи
жертвам домашнего насилия в Комрате и Вулканештах
за последние 2 года?
Спустя 6 месяцев после пребывания в центре и завершения бракоразводного процесса, Карина переехала в другой населенный пункт. Теперь она и ее дети чувствуют себя в безопасности.
«Я начала подрабатывать еще в центре. Я – швея. Антонина и Наталья помогли мне. Сейчас я тоже работаю в этом направлении. В эмоциональном плане я и мои дети чувствуем себя гораздо лучше, благодаря помощи психологов. Жизнь налаживается.»
Но не всем удается выйти из круга домашнего насилия.
К сожалению, только 28% жертв, которые обращаются в этот Центр, доводят дело до суда и защиты своих прав.
«Почему жертвы возвращаются к агрессору? Есть много причин. Во-первых, срабатывает стереотип. Во-вторых, многие жертвы зависят от супруга в экономическом плане. Они зависят настолько, что им очень сложно взять на себя воспитание и обеспечение детей. Есть также достаточно много женщин, которые возглавляют компании или имеют свой бизнес, то есть они достаточно публичные люди. Они редко обращаются, потому что стараются, чтоб все было конфиденциально. Они не обращаются в судебные инстанции, потому что боятся потерять бизнес и работу. В-третьих, жертвы не обращаются в правоохранительные органы, потому что считают, что им всё равно не помогут.»
Треть жертв семейного насилия в Молдове, никогда не обращались в полицию. Большая часть женщин, переживших насилие, говорят, что они попросту не знали, куда обращаться.


Представитель инспектората полиции Басарабяска Александр Мельник утверждает, что каждое обращение в правоохранительные органы о случае насилия в семье тщательно расследуется. Но при этом он признаёт: официальная статистика далека от реальности.
«За 9 месяцев 2021 года в районе Басарабяка было зарегистрировано 6 случаев домашнего насилия, в аналогичный период прошлого года был зарегистрирован только 1 случай. Но в реальности случаев домашнего насилия гораздо больше. Жертвы не обращаются по разным мотивам: не хотят, чтобы об этом узнало общество, находятся в финансовой зависимости от агрессоров и другие причины.»
«Часто жертва физического насилия отказывается от госпитализации, но, что еще хуже, от вмешательства бригады скорой помощи или сотрудников полиции. Боязнь агрессора и осуждения окружающих мешает им выйти из этого порочного круга. Мы призываем жертв насилия найти возможность сообщить о жестоком обращении. Злоумышленник может быть наказан. Этот вопрос касается всех нас!», — подчеркнули в службе 112.
Стамбульская конвенция или Конвенция Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием — международное соглашение, впервые подписанное в 2011 году. Молдова подписала Стамбульскую конвенцию еще в 2017 году, однако ратифицировала только сейчас. Православная церковь Молдовы выражала несогласие в связи с ратификацией парламентом в первом чтении Стамбульской конвенции, защищающей права женщин.
Правительство утвердило 12 февраля поправки к законам, которые защищают женщин от домашнего насилия. Они направлены на то, чтобы национальное законодательство соответствовало Стамбульской конвенции.
«Ограничительное предписание». Согласно действующему законодательству, полиция выдает предписание, согласно которому агрессора «устраняют» из дома жертвы, чтобы обеспечить безопасность ей «и другим членам семьи».
Авторы проекта предлагают, чтобы предписание действовало не только в доме жертвы, но и за его пределами.
Что именно ограничат? Полиция может обязать агрессора: «временно покинуть общее жилье», не приближаться к жертве и «избегать любого визуального контакта с жертвой и/или с детьми», запретить любой контакт с жертвой, «включая телефонные звонки», хранить и носить оружие». При этом полиция должна выбрать одну из ограничительных мер.
«Специальная служба»
В соцслужбах создадут специальные подразделения, которые будут работать с жертвами домашнего насилия. С 2021 по 2023 год в Молдове планируют ввести 42 таких подразделенияz
«Оповещение жертвы»
Авторы проекта предлагают, чтобы жертву немедленно оповещали о том, что агрессора отпустили на свободу. Это должна будет делать Нацадминистрация пенетенциаров.
« Конфеденциальность»
Поправки предполагают, что врачи обязаны будут уведомить полицию, если домашнее насилие «ставит в опасность жизнь жертвы». Это можно сделать даже без ее согласия, а, если угрозы нет, они должны получить ее согласия. Если насилию подвергаются дети, врачи обязаны уведомить правоохранителей без согласия жертвы.
«Помощь юриста»
Поправки предполагают, что женщине, которая заявляет о насилии, должны предоставить государственного адвоката в тот же момент, когда она подает жалобу. Сейчас такая возможность законом не предусмотрена.
«Наказание агрессора»
Каждый мужчина, которого осудили за домашнее насилие, будет обязан пройти программу предупреждения агрессивного поведения. .
Я жертва домашнего насилия.
Куда я могу обратиться за помощью?



Скорая медицинская помощь / Скорая помощь
Полиция
Телефон доверия для женщин «Ла Страда»
Центр по выявлению и поддержке жертв насилия в семье мун. Комрат
Центр по выявлению и поддержке жертв насилия в семье г. Вулканешты
Координационная группа, MMPSF
Центр по оказанию помощи и защиты, Кишинэу
Центр прав женщин (CDF), Кишинэу
Национальный центр по предупреждению жестокого обращения с детьми
Центр по оказанию помощи и защите жертв и потенциальных жертв торговли людьми, Кишинев
Социальный дом для жертв торговли людьми и домашнего насилия «Начало жизни», Кишинэу
Центр мамы «Святая Мария», Кишинев
903
902
0 800 880 08
0 792 602 12
0 601 22508
0 293 21670
0 699 15 623

(022) 55 30 42

(0 22) 72 72 74

(022) 75 88 06
(022) 55 30 42
(022) 23 73 06
(022) 92 77 19
022766688
Юлиана Волкова
Текст
Артур Рэчилэ
Дизайн
Авторы
Made on
Tilda